Города Сокол и Пикалево ночью.

Текст: Илья Пилипенко Фото: Евгений Ваничев 

Темнота уравнивает всё. Все подробности исчезают, оставляя лишь намек на свое существование. Все части видимого мира превращаются в уравнение, где в знаменателе — темнота. Всё, что увидишь и узнаешь, раздели на ночь. Ночь неминуема. Темнота приходит и в столицу, и в маленькие городки засыпающей страны. Чтобы узнать городское пространство провинции, прогуляйся ночью, конечно, если не страшно, тишина и явленная красота без лишних деталей вполне компенсирует отсутствие ночной жизни. Город ночью не только такой, каким его сделало время, иногда в темноте можно различить черты первоначального замысла. Так, город Сокол по-прежнему деревянный из 30-х с двухэтажными домами, тянущимися вдоль реки. Ночью кажется, что его не построили, а он просто вырос сам, как лес, растущий в округе. Город — как природное явление. А Пикалево, наоборот, с его имперским Домом культуры и парой послесталинских домов – это явный вызов пространству. Его четко расчерченные улицы — как карта или план нового мира, который никогда не был осуществлен. OLYMPUS DIGITAL CAMERAИ, конечно, здесь есть всеобщие «хрущевки», которые делают схожими все города в стране от края до края или, как говорят с гордостью причастности к великой географии, «от Владивостока до Калининграда». Я сам в такой жил за четыре тысячи километров от Сокола и Пикалево. Даже центральные улицы кажутся окраиной. Всё, что за кругом света — большое, страшное и волнительное. Ночью хуже видишь, но лучше понимаешь. Яснее также свой собственный масштаб по сравнению с темной бесконечностью. Оказывается, ты по-прежнему ребенок в огромном неизвестном мире. Ребенок, даже если у тебя седые волосы. Что там за тень за углом? Человек мал, слаб и одинок. Потому так тревожат светящиеся окна, за которыми чужие люди проживают неизвестные жизни. А где-то, хочется надеяться, ждут свои, с которыми можно пережить ночь. Ночью городское пространство воспринимается уже не через фильтр личных контактов с горожанами. Нет доброжелательных или хмурых, знакомых или чужих. Нет никого, особенно зимой. Только дома, деревья, свет фонарей. Ничего личного, ничего лишнего.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована