Индустриальный музыкант из самого крупного моногорода России

Текст: Антон Акимов, Павел Мадуров

Фото: Антон Акимов, Дарья Хлюстова

В первый вечер мы встретились с Павлом во дворе на скамейке. Полтора часа мы проговорили про Тольятти и про музыку.

«До 30-ти лет я вообще ничего не помню, будто в тумане. Я только работал. А потом, когда музыка появилась, то как-то все стало проясняться».

Мы говорили про то, как появился город, про водохранилище, в котором Павел не купается.

Правда, я не помню, когда я в Волге купался — уже в июне вода зелёная, потому что стоит она в водохранилище перед ГЭС.

Про АвтоВАЗ, где он работает. Про другие заводы — Азот, Хим, Волгомаш. Про «чугунку» и про «ад», который внутри. Чугунка — это такой цех, в котором отливают детали из чугуна и который вдохновил Павла на индустриальную музыку.

«На территории завода есть свои литейные производства по отливе деталей из алюминия и чугуна. «Чугунка» — эпическое место, фон многих шуток на заводе. Если вдруг Кэмерону придется снимать очередного «Терминатора», то для апокалиптических пейзажей после атомного взрыва можно невозбранно использовать чугуно-литейное производство завода — чудовищно черные цеха, проходы, оборудование и черная пыль везде и всюду располагают. Есть своя кузница, производство инструмента и даже роботов» (Lurkmore.to).

Говорили про то, что Тольятти это город-оппозиционер, и что мэр города не является членом партии «Единая Россия».
Про то как АвтоВАЗ перестал быть тольяттинским, как стал московским, а теперь и иностранным.
Про уезжать куда-то. И было как-то грустно, потому что вечер и осень. Говорили про культуру.

Павел рассказывал про музыку, про работу, про свободное время и про путь. Как все начиналось, как потом появились эксперименты со звуком, синтезатор, разные инструменты, губные гармошки, записи звуков.

 

Я на работе постоянно ходил через цеха АВТОВАЗа, и меня этот индустриальный гул и скрежет всегда завораживали. Эти ритмы от металлических транспортёров, сварочных аппаратов, штамповки, станков и ещё непонятно от чего…

В общем, я стал сам потихоньку записывать этот фон на сотовый телефон, на диктофоны, дома вычленять какие-то ритмические куски, на компьютере их как-то выстраивать. Потом под эти ритмические структуры что-то наигрывать, накладывать другие «полевые записи».

Говорили про успехи (передача на испанском радио, релиз на американском лейбле, материал в газете АвтоВАЗа).

Говорили про сам моногород Тольятти.
И еще про Ижевск. Про то, что почему-то время от времени хочется уехать. Из-за трудностей с  работой.

Во второй день мы встретились с Павлом возле одной из проходных.

«Удивительно, так совпало эту неделю, что время есть и работы немного. Потому что со следующей недели я и дочь веду на занятия, да и в целом вряд ли бы смог. Ну ладно, мир большой…»

Мы проехали на автомобиле от одной из проходных АвтоВАЗа к ТЭЦ, потом к вокзалу и на старую танцплощадку из 70-х.

В этот раз меньше говорили про музыку, больше про жизнь, про 90-е, снова про город.

Вот здесь была фабрика обувная. Довольно своеобразная. Обувь делали. Там оборудование итальянское было. Я туда ходил на экскурсию.

Завод шампанских вин по-моему до сих пор работает. Хлебозавод. Молокозавод.

Да, много промышленности, и сохранилась она, кстати.
Я был в городах некоторых, в Краснодарском крае, в Лабинске, у меня там родственники живут. И я не мог понять, чем там люди занимаются. Они говорят — у нас раньше был консервный завод, молокозавод, еще какой-то завод, а сейчас ничего нет. Живут, значит, одни пенсионеры.

Молодежь есть, конечно. Куда-то идет. Но им наверное проще в супермаркете продавцами работать, чем на завод идти…
Здесь в Тольятти много чего сохранилось. Пивзавод правда не выдержал, вымер. Туда, кстати, всякие эти лазают, руферы, еще какие-то, есть тут эти развалины — пивзавод.

 

Говорили про дачи. Я рассказывал, что нашел тут такое интересное место на окраине города. А Павел рассказывал про дачу своего отца . Про российскую ментальность и самострой.

Было пасмурно и ветрено.

Город-то назвали, да, в честь коммуниста Пальмиро Тольятти. Так как-то это получилось в связи с Автозаводом и Фиатом. Вообще история там довольно известная. В начале 60-х наше руководство страны обратило внимание, что в стране не хватает легковых автомобилей, потребность есть, люди могут покупать уже, а автомобилей нет. И стало понятно, что сами мы этот завод не сделаем. Стали с итальянцами странничать, пытались с американцами, но там что-то не получилось. Ну в результате, вот, наверно, можно как-то узнать по-конкретнее. А вот и вокзал. Он практически пустой.

Когда стало темнеть, то мы поехали в сторону дома Павла. Там и попрощались.

Начальство не понимает, как можно отказываться от заработка. А я не хочу в выходные работать. Мы гуляем с дочкой, с женой. Вот там я живу, в 16-тиэтажке.

Музыка Павла
Инстаграм Павла

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована