Старейшая из работающих ГЭС в России

Текст и фото: Екатерина Толкачева

Снаружи – вечный шум падающей с плотины воды. Внутри – шум генераторов, который тоже кажется вечным. Гидроэлектростанция «Пороги» на реке Сатка в 42 километрах от одноименного города – старейшая работающая ГЭС в России.

ГЭС пущена в эксплуатацию в 1910 году, вместе с первым отечественным заводом электроферросплавов, который и обеспечивала энергией. Название заводскому комплексу и поселку дали каменные пороги в русле реки, скрытые образованным прудом.

tolkacheva_130731_porogi_05

tolkacheva_130731_porogi_01
tolkacheva_130731_porogi_06
Все это — детище горного инженера Александра Филипповича Шуппе. Александр Филиппович мог бы оставить след в истории России как революционер, но, к счастью для российской промышленности, Шуппе больше увлекался горным делом, чем революционными идеями. После окончания Горного института он был отправлен на Урал, подальше от политики, поближе к производству. Здесь, дослужившись до управителя завода (сначала Саткинского, затем Златоустовского), Александр Филиппович стал соучредителем «товарищества на вере», которое первым в Российской империи наладило добычу магнезита. Так в 1901 году начал свою историю комбинат «Магнезит». После успеха этого предприятия, Шуппе задумал новое – строительство завода электроферросплавов. В то время такое производство было взрывоопасным, требовало глубоких познаний в физике и химии и, конечно же, смелости. Для получения дешевой электроэнергии, необходимой для производства, завод проектировали вместе с собственной ГЭС (в то время ее называли «гидроэлектрической установкой»). Плотина строилась под  руководством инженера-гидротехника мирового масштаба – Бориса Александровича Бахметева. Турбины электростанции были сделаны в 1909 году по индивидуальному заказу фирмой «Бриглеб, Хансен и Ко» в городе Гота, Германия. Одна из них работает до сих пор без капитального ремонта.

tolkacheva_130731_porogi_07
tolkacheva_130731_porogi_08
tolkacheva_130731_porogi_12До революции 1917 года завод электроферросплавов был коммерчески успешным частным предприятием. После он был передан Саткинскому металлургическому заводу и до 1931 года оставался единственным в России производством такого профиля. Затем завод вошел в состав комбината «Магнезит», здесь начали выпуск качественного огнеупора, который продолжался до 2001 года. Все это время ГЭС работала без перебоев, она не останавливалась, даже когда производство было признано нерентабельным.

Правда, теперь она дает энергию лишь поселку Пороги, деревне Постройки и гостинице, которую рядом с плотиной построил бывший главный инженер завода «Магнезит» Виктор Загнойко. Продав свои акции ОАО «Магнезит» в 1997 году, он решил заняться гостиничным бизнесом, и именно пейзажи Порогов приглянулись ему и его жене больше всего. Если бы не это обстоятельство, ГЭС превратилась бы, пожалуй, в обыкновенные для Урала индустриальные развалины. Но Загнойко взялся содержать ГЭС и плотину на свои средства, получая за это электроэнергию для гостиницы и, судя по всему, моральное удовлетворение. “Вот мы готовы на цыпочках бегать вокруг какого-нибудь исторического дома с финтифлюшками, которые теперь каждый школьник может в 3D нарисовать. А ты попробуй, сооруди такую плотину. Это же памятник русской инженерии”. Памятник русской инженерии сейчас представляет удивительный пример идеально вписанного в пейзаж индустриального объекта.

tolkacheva_130731_porogi_09В машинном зале ГЭС круглосуточно слушает шум воды и генераторов машинист турбины. В мой приезд на смене Александр, мы сидим в подсобке и пьем чай. Он то и дело автоматически поглядывает на стрелку амперметра. Стоит ей отклониться от нормы, Александр идет в машинный зал и вносит коррективы в процесс. «В гостинице что-то включили», — комментирует он. Вскоре я замечаю, что по его примеру тоже стараюсь держать амперметр в поле зрения. Если забыть о его тревожной стрелке, может показаться, что все механизмы в зале работают сами по себе и вообще не нуждаются в человеке.

tolkacheva_130731_porogi_02
tolkacheva_130731_porogi_03
Обращаю внимание на токарный станок. Ничего удивительного. Для того чтобы ремонтировать оборудование, детали приходится подгонять самостоятельно: в серийном выпуске их нет. Александр рассказывает о недавнем ремонте: за всю жизнь столько болтов не закрутил, сколько здесь.

На стенах подсобки разворачивается райская жизнь. Сочные красавицы, созданные давным-давно неизвестным художником, смотрят как будто из другого мира. Было время, когда в подсобке устраивали самую настоящую баню, поэтому их красочные тела потрескались от влаги.

tolkacheva_130731_porogi_04
tolkacheva_130731_porogi_10
Александр родился в Сатке, а после долгих скитаний по стране уединился в глуши почти заброшенной деревни Постройки, чуть дальше Порогов. Здесь нет ни магазинов, ни дорог, зато есть свое хозяйство и бесконечно свободное время. Даже любовь есть. Через объявление в газете (знакомые иногда привозят из города почту) Александр познакомился с Галей, водителем трамвая из Челябинска. Галя приехала в эту глушь и осталась. Красиво тут. Правда, зимой часто нет света. То уровень воды упадет, то старая электросеть не выдержит нагрузки от обогревателей, которые включают немногочисленные жители «запитанных» от ГЭС Порогов.

tolkacheva_130731_porogi_11
tolkacheva_130731_porogi_13
Пороги строились как рабочий поселок при заводе, сейчас здесь несколько десятков домов, в которых живут в основном дачники. Живописная уединенность привлекает горожан, благодаря которым это место обретает новую жизнь. Пороги входят в программу развития туризма в Саткинском районе, но не все испытывают от этого радость. Сейчас здесь живут те, кто сознательно отказывается от благ цивилизации, и они не очень-то хотят, чтобы цивилизация их догнала. Администрация муниципалитета с сожалением констатирует: пока к Порогам не проведена нормальная асфальтированная дорога и линия электропередач, нашествия туристов можно не бояться. Но если нет туристов – нет и средств на реконструкцию плотины, которая ни разу за 100 лет не ремонтировалась. В казне муниципалитета денег на ее содержание нет.

tolkacheva_130731_porogi_14Поэтому все остаются при своем, и главное — с уверенностью, что памятник русской инженерной мысли и немецкому качеству дождется своего инвестора.

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована